Основные положения

multiole personality
«Во мне два человека: один живет в полном смысле этого слова, другой мыслит и судит его…»
 «Герой нашего времени»

Теория структурной диссоциации личности дает глубокое понимание сути психической травмы, опираясь, прежде всего на новаторские труды Пьера Жане (его определение «диссоциации» и психологию действия), а также учитывает данные разнообразных теоретических подходов:

  • системного подхода,
  • когнитивной психологии,
  • теории научения,
  • теории эмоций и привязанности,
  • психодинамического направления,
  • теории объектных отношений,
  • последние разработки в области эволюционной психологии и психобиологии,
  • последние данные по нейроанатомии и нейрофизиологии эмоций и психобиологии травмы.

Определение понятия

Понятие «психическая травма», впервые было использовано в 1878 году немецким врачом, психиатром, Альбертом Ойленбургом (Eulenburg), под которым он понимал психологические последствия из-за воздействий на человека трудных жизненных ситуаций. Но, в итоге, в науке стали часто использовать термин «травматическое событие», не разделяя его с понятием «травма». Мы должны понимать, что сами события не несут в себе травму, а, скорее, человек, оказавшись в ситуации, определяет, травматична ли она ему или нет. Т.е. переживание ситуации в себе заключает ее травматичность. В  рамках данной концепции «травма» рассматривается как «внутреннее состояние человека, страдающего от расстройства, вызванного переживанием экстремального события, а также ту или иную степень структурной диссоциации» (Ван дер Харт О., Нейенхэюс, Стил К, 2013, С. 42). Психическая травма не есть событие, а ответ индивида на объективно трудные или субъективно воспринимающиеся им как опасные события, в результате которого происходит диссоциация. Например, человек упал с велосипеда и сломал ногу. Травма – не само падение, а сломанная нога, тогда как психологическая травма – внутреннее состояние человека из-за переживаний падения на велосипеде. Человек мог упасть с велосипеда без повреждения ног или, все же сломав ногу, получить поддержку окружения, где ему помогли подняться и добраться до профессиональной помощи врача, более того, даже запомнить данное событие, как позитивное, если, после оказанной помощи, окружающие иронично сравнивали его с Джеки Чаном, например. Однако, если на момент падения велосипедисту было десять лет, ребенок был высмеян сверстниками, как неудачник, или мчался домой, потому что дома ждет разгневанный родитель, который сильно наказывает за опоздание домой и др., то все эти факторы могут способствовать тому, что падение с велосипеда окажется психотравмирующим событием для человека. Последствием может быть отказ ездить на велосипеде, появление страха падения, например, катаясь на горных лыжах, коньках, роликах и др.

 

Факторы, способствующие травматизации.

  1. Объективные (характеристики события, например, сломанная при падении с велосипеда нога);
  2. Субъективные характеристики переживания события.

 

Объективные факторы, способствующие травматизации – особенности воздействия события:

  • предсказуемость/неожиданность (пожар, ДТП, внезапная смерть или предательство человека, с которым сформирована привязанность и др.)
  • масштаб воздействия: локальность-глобальность (затрагивает все сферы жизни, событие произошло не только в семье, но и в стране, например, и др.)
  • объединяющие/разъединяющие (военные действия или природная катастрофа, объединяющие население; развод, к которому супруги могут идти долго, принимая решение разойтись, в результате вся семья может быть втянута в конфликт двух людей и др.)
  • длительность воздействия (постоянное переживание трудных жизненных событий, например, конфликты родителей в семье, или многократное насилие);
  • характер воздействия;
  • степень разрушения среды обитания;
  • эпидемиологические последствия;
  • социальные последствия (ситуации межличностного насилия, с причинением физического ущерба, носящие угрозу жизни, а также ситуация пренебрежения, например, отсутствие заботы и внимания о человеке (в т.ч. о ребенке); недостаток или отсутствие социальной поддержки и др.).

Субъективные характеристики переживания события

  • индивидуальные особенности;
  • уровень психической энергии и эффективности индивида;
  • гено-средовое взаимодействие;
  • возраст;
  • перитравматическая диссоциация (наличие диссоциативных симптомов у человека взаимосвязаны с развитием травматических расстройств);
  • аффективное состояние в момент события (острые реакции на стресс);
  • переживания смысла события;
  • прошлый опыт человека (Ван дер Харт О., Нейенхэюс, Стил К, 2013)

Диссоциация

При психической травме всегда присутствует структурная диссоциация. Глубина и сложность структурной диссоциации зависит от степени травматизации. В научной литературе структурная диссоциация имеет определенные уровни организации в психической реальности:

  1. первичная структурная диссоциация личности;
  2. вторичная структурная диссоциация личности;
  3. третичная структурная диссоциация личности

Определения диссоциации:

  1. Это разделение между «системами идей и функций, составляющих личность» (Жане, 1907)
  2. «Разделение отдельных поведенческих состояний», в норме связанных между собой и образующих «поведенческую архитектуру», которая определяет «личность человека, объединяя ряд доступных ему поведенческих состояний и совокупность прежнего опыта, сформировавшую ясные и стабильные состояния сознания» (Патнем, 1997)
  3. Связанная с травмой диссоциация определяется как недостаток связности и гибкости личностной структуры (Resch, 2004)

Из предложенных рядом ученых определений можно выделить, что диссоциация рассматривается как разделение личности, в результате которой нарушается связность и гибкость взаимодействия внутренних (под)систем психики.

Интересным нам кажется идея, что здоровая личность тогда воспринимается как «унитарная личность», функционирующая связно и согласованно. Авторы теории структурной диссоциации личности оперируют понятиями Пьера Жане, обозначая внутренние структуры психической организации человека, как психобиологические (под)системы или системы действий. Таким образом, личность имеет структуру, состоящую из различных (под)систем, которые мы можем обозначить, используя крайне актуальное в настоящее время понятие, как эго-состояния (Paul Federn, Jake Watkins and Helen Watkins). При травматизации данные системы перестают функционировать гибко, вплоть до изолированных отдельных структур. Такое негибкое, ригидное, несогласованное функционирование систем и подсистем (эго-состояний) авторы теории называют диссоциацией.

Давайте представим психическую реальность индивида, как страну с разветвленными путями сообщений. В каждый город и поселок ходят поезда и электрички, доставляя информацию с одного уголка страны в другой. Однажды, в городе N произошел взрыв атомной станции. Страна, чтобы спастись от заражения, прекратила отправлять поезда в зараженный участок, где каждая станция города отчуждения осталась без возможности получить новую информацию из страны. Внутри города свой мэр, свои электрички, которые не выезжают за пределы города, а работают по принципу закрытого военного городка, готовящегося к опасности в любой момент времени суток. Когда из внешнего мира приходит информация о надвигающейся опасности, похожей на пережитой в городе N., то мэр города берет на себя бразды правления всей страной, как руководитель военного штаба. Любой мелкий пожар мусорного бака может быть оценен мэром отчужденного города, как очередной взрыв похожего масштаба. Представьте теперь, что таких военных штабов и их руководителей несколько. В данной метафоре мы проиллюстрировали пример внутренней организации психической реальности, сформированной в результате травматизации.

Примеры:

  1. На совещаниях взрослый мужчина может переживать чувства ребенка, которого в прошлом часто отчитывал разгневанный отец. Сейчас мужчине 40 лет, он руководит отделом, имеет семью, своих детей, но в момент, когда перед ним встает авторитетная фигура, от которой он зависит, то он оказывается во власти тех переживаний, что испытывал в детстве перед своим отцом, учителями, тренером по спорту и тд. И реагирует на ситуацию как реагировал в прошлом, будучи маленьким мальчиком, испытывая страх и беспомощность.

В данном случае, этот пример иллюстрирует простую форму структурной диссоциации личности, где в момент совещаний активизируется аффективная часть личности, переживающая детские чувства, связанные с определенными событиями.

  1. Женщина, 40 лет, переживает, что не может создать семью. Она говорит, что мужчины сначала испытывают к ней симпатию, но, через некоторое время отношения сходят на нет. В отношениях с мужчинами женщина оказывается во власти переживаний семилетней девочки, которая переживала развод родителей. Продолжительное время она чувствовала напряжение в своей семье, была очевидцем постоянных скандалов и ссор между родителями, после которых отец ушел из дома. Тогда она испытывала большую тревогу, страх, смятение и тд., которые сменились на гнев, когда она узнала, что отец бросил их. После, будучи ребенком, женщина испытывала чувство вины за то, что не смогла сохранить семью. В настоящее время, когда она начинает сближаться с мужчиной, то в ней просыпается эта маленькая девочка, которая все еще переживает уход отца из семьи.  Несмотря на сближение, происходящее в настоящем, в момент, когда мужчина становится для нее важным, она начинает испытывать те же чувства, что и тогда – тревогу, страх, гнев, вину и боль потери. И сама того не желая, отдаляется, провоцируя расставания.

Формы структурной диссоциации личности

При первичной простой форме структурной диссоциации внутри психической реальности имеется разделение личности на две: ВНЛ (внешне нормальная часть личности) и АЛ (аффективная часть личности)  —   системы действий, отвечающие за функционирование в повседневной жизни и системы действий, направленные на защиту от опасности, соответственно.  Используя метафору, приведенную выше — один город отчуждения при складно функционирующей стране. Город отчуждения с его управляющим мэром – аффективная часть личности, а сама страна с ее президентом, имеющая разветвленные пути сообщений – внешне нормальная часть личности.

Особенности внешне нормальной личности

Отвечает за:

  • репродуктивное поведение;
  • отношения привязанности;
  • заботу о других;
  • разнообразные виды социального взаимодействия;
  • избегает травматических воспоминаний, которые могли бы помешать решению жизненно важных задач:
  • обеспечивает приближение к желаемым благам и участие в делах повседневной жизни (Ван дер Харт О., Нейенхэюс, Стил К, 2013)

Особенности аффективной части личности:

  • осуществляет филогенетически унаследованные защитные маневры и эмоциональные реакции на стимулы, которым присваивается значение угрозы (в том числе по причине фиксации на прошлом травматическом опыте);
  • Обеспечивает бегство от непосредственной угрозы жизни или физическому благополучию (Ван дер Харт О., Нейенхэюс, Стил К, 2013)

При вторичной форме структурной диссоциации личности разделение частей усложняется, возникает две или больше аффективных частей личности (различные чувства, характеристики личности (имя, пол и др.) при одной внешне нормальной части. Аффективные части личности могут стать автономными и полностью овладевать сознанием и поведением человека.

При третичной форме структурной диссоциации личности формируется несколько аффективных частей и несколько внешне нормальных частей личности. Данная форма структурной диссоциации личности характерна для расстройства диссоциированной идентичности (РДИ, DID – DSM-V).

Каждая из «идентичностей» или «личностных состояний» обладает «своей собственной, относительно постоянной моделью восприятия и отношением  к окружающему миру и самому себе». Каждая часть ограничена функциями и потребностями определенной системы действий, опосредующей эту часть (Ван дер Харт О., Нейенхэюс, Стил К, 2013, С. 97).

Травматическое воспоминание и автобиографическая нарративная память

Как распознать, что трудное жизненное событие является травматическим для человека? Можно обратить внимание на то, как человек вспоминает произошедшее. Травматические воспоминания имеют свои особенности и проявляются типичным образом, а именно:

  • Изолированные;
  • Непроизвольные переживания, зрительные образы, ощущения, физические действия;
  • Переживаются как повторное проживание травматического события (репрезентация травматического события)
  • Человек не рассказывает прошлый опыт, а вновь переживает его;
  • Являются сенсомоторными и аффективными феноменами (не «истории»)
  • Являются незавершенными переживаниями;
  • Могут быть галлюцинаторными.

Так как травматические воспоминания приносят страдания человеку, он всячески пытается их избежать, обесценивая свои переживания и\или не выделяя событие, как важное в своей жизни. Но, если травматизация есть, то человек неминуемо сталкивается со своими страданиями, потому что любое напоминание (условные или реактивирующие стимулы) о нем оживляет спрятанную боль.

То есть, травматические воспоминания реактивируются автоматически определенными стимулами, триггерами, например:

  • Различные сенсорные впечатления (запах, звуки и др.);
  • События, связанные с определенной датой;
  • Повседневные события;
  • Эмоции;
  • Физиологические состояния.

Выделяют патогенное ядро травмы – наиболее пугающие элементы травматического опыта, которые могут подвергаться амнезии, потому что для человека являются самыми невыносимыми. Патогенные ядерные убеждения – их когнитивные структуры, удерживающие болезненные переживания и страдания психики и тела.

Если же событие пережито и не несет в себе травматические эффекты, то воспоминания имеют свойства нарративной памяти:

  • Чувство личной причастности в отношении воспоминаний о событиях;
  • Обеспечивает связность нашей личности во времени и жизненном пространстве.

 

Характерные особенности нарративной памяти:

  • Произвольные воспоминания;
  • Относительная независимость воспроизведения этих воспоминаний от ситуативных стимулов;
  • Возможна некоторая вариативность рассказа истории (например, в зависимости от конкретной аудитории);
  • Вербальные;
  • Могут быть в сжатой и символической форме;
  • Могут быть без тени эмоций;
  • Выполняют социальные и коммуникативные функции.

Использованная литература:

  1. Ван дер Харт О., Нейенхэюс Э.Р.С., Стил К. Призраки прошлого: Структурная диссоциация и терапия последствий хронической травмы. Пер. с анг. – М.: Когито-Центр, 2013. – 496 с.

Авторы конспекта-статьи: Е.В. Казенная, Е.К. Дивид

Comments are closed.